среда, 25 сентября 2013 г.

Готов ли LinkedIn стать основой для профессионального общения и готовы ли к этому пользователи Рунета?

Два года назад я написал заметку "Почему Рунету нужен LinkedIn?". Если коротко, то главная мысль в заметке очень проста: Рунет остро нуждается в среде общения, связанной с профессиональной деятельностью. На момент написания моей заметки было очень хорошо понятно, что такой вот профессионально-ориентированной среды в русскоязычной части Сети нет. Было унылое говно Профессионалы.ру, где хозяйничали спаммеры и рекламодатели, были узкоспециализированные МойКруг и Хабрахабр, были Фейсбук и ВКонтакте, где делились котиками, фотками на фоне пальмы и сомнительным контентом. И был LinkedIn, в котором зарождались зачатки профессиональных сообществ и хозяйничали рекрутеры.

Прошло два года. За это время МойКруг практически умер, а Хабрахабр продолжает жить и процветать в качестве айтишного пространства, причем даже среди самих айтишников занимая очень специфическую "антикорпоративную" нишу (про антикорпоративность сказано без всякого негативного подтекста, ресурсы нужны разные, особенно в ИТ, где ландшафт очень пестрый) и рекламируя свою среду рекрутинга Хантим. Вообще говоря, это свойственно для ИТ-шников: иметь отдельно свою среду профессионального общения, и отдельно - много разных сред для поиска работы в соответствии со своим психотипом. Поэтому и существует в качестве среды общения  Хабр, а для поиска работы - либо тот же "формальный" LinkedIn, либо анонимный Джинн, либо упоминаемых Хантим. Но это айтишники, они запросто рождают и раскручивают ресурсы просто потому, что им это интересно. А вот как с остальными ресурсами, с тем же LinkedIn?

А тут происходят очень интересные изменения. Во-первых, конкурентов LinkedIn в виде базовой социальной сети профессионалов как не просматривалось, так и не просматривается. Фейсбук и ВКонтакте остаются шумными социальными площадками, где можно делать все, кроме работы. Нет, работой там, конечно чисто технически заниматься можно, но большинство специалистов все-таки старается не смешивает приватную жизнь и интересы с профессиональными устремлениями. И в этом смысле ФБ и ВК чем были, тем и остались - пальмы, котики, музычка и "нажми лайк, если хочешь помочь собачке".

Во-вторых, LinkedIn мощно эволюционирует. От среды, ориентированной на рекрутеров, он медленно, но верно дрейфует в сторону среды для создания профессиональных сообществ (тьфу-тьфу-тьфу, не сглазить бы). Если еще два года назад осатанелые рекрутеры пихали свои предложения во все группы и обсуждения безнаказанно и бесконтрольно, то сейчас этот процесс более-менее упорядочен, и есть возможность стукнуть по голове особенно рьяных продвигателей своих услуг. Кроме того, появились авторские полноценные колонки и так называемые "каналы", где упорядочены такие колонки по направлениям деятельности. Владельцам профильных групп стало проще управлять материалами в группах, а пользователям ресурса - управлять своей лентой обновлений. А еще пользователи получили профили с более наглядной структурой и с возможностью располагать в нем мультимедийные материалы и документы разных типов, а также расширенные возможности бороться с особенно беспардонными спаммерами. Так что работа, на мой взгляд, идет в правильном направлении.

Но стал ли LinkedIn той самой так остро ожидаемой средой для создания профессиональных сообществ? Увы, нет. Не стал. По разным причинам. Главная, на мой взгляд та, что Рунетовское сообщество пока в полной мере не готово к использованию такого ресурса. Для чистоты рассуждений можем не говорить конкретно о LinkedIn, можно говорить о любой профессионально-ориентированной социальной сети общего назначения. Просто LinkedIn ближе всех подобрался к тому, чтобы быть такой вот "социальной сетью для решения рабочих вопросов". Казалось бы, парадокс: Рунет в чем-то нуждается, но еще к этому "чему-то" еще не готов. Но так бывает, когда вроде как смутно хочется чего-то, но еще не понятно, чего именно. Пользователи русскоязычного Интернета уже вполне понимают его ценность в части межличностного общения, они активно покупают и продают товары и услуги для себя лично, но очень вяло, осторожно завязывают рабочие контакты. Почему так вяло и нерешительно? Казалось бы, технически все для этого готово, что мешает активно использовать Интернет для решения своих профессиональных задач?

Причина номер один.Анонимность и безответственность. В реальной жизни профессионалы, общаясь в своем кругу, не обезличены. Они имеют реально существующие имя, фамилию, профессиональные опыт и репутацию. В реальной жизни так или иначе мы отвечаем перед коллегами за сказанное и сделанное. А в Интернете можно представиться кем угодно, когда угодно и где угодно. Конечно, социальные сети пытаются бороться с анонимностью и безответственностью, и LinkedIn очень сильно продвинулся в этом отношении со своим механизмом подтверждения навыков и рекомендациями. Но здесь еще предстоит сделать очень и очень многое.

Причина номер два, частично связанная с причиной номер один. Доверие (вернее, недоверие!) к информации, полученной из Сети. В настоящее время информация, выложенная в Сеть, не имеет зрелых механизмов верификации информации. То есть точно установить, является ли информация, размещенная на том или ином сайте, доверенной, нельзя. Она, информация, может быть сказана данным экспертом, а может быть им не сказана, она может быть проверена или не проверена. В реальной жизни такое случается реже, чем в Интернете, придя в Государственную научно-техническую библиотеку, и взяв в ней Вестник МГТУ им Баумана, вы вряд ли прочитаете в нем астрологический прогноз или заведомую ересь, а вот на сайте Правительства поймать ссылку на новость типа "собчак рассталась с очередным любовником" или "в продажу поступили образцы секретного психотропного оружия" - легко. И поэтому решать профессиональные вопросы, пользуясь информацией из Инета приходится с оглядкой, проверяя и перепроверяя полученные данные. Тут тоже LinkedIn мог бы помочь, потому что страницы компаний более или менее уверенно принадлежат именно этим компаниям, и специалисты зачастую хоть как-то верифицируются с помощью упомянутых в пункте 1 механизмов рекомендаций и подтверждения навыков.

Причина номер три. Техническая грамотность пользователей и доступность Интернета. Хотя в данной области благодаря прогрессу в области передачи и обработки данных наметился явный прогресс, но все равно тут еще нужно очень и очень много работать. Сейчас даже у людей, далеких от ИТ, типа врачей и прожженных гуманитариев, есть смартфоны с выходом в Интернет, и многие из них уверенно пользуются цифровыми сервисами. Еще немного - и для них станет естественным решать все, а не только частные вопросы, с помощью устройств передачи данных. Но пока еще большинство таких непрофессиональных пользователей ориентированны на потребление информации, а не на ее создание. Сообщества, они же не могут жить только энтузиастами, они станут живыми только если будет явный и недвусмысленный стимул делиться знаниями и сделать это будет легко и просто. Сейчас для не-ИТ профессиональных сообществ проблемой является и первая, и вторая часть предыдущего предложения. Работать в Интернете надо хотеть, и надо уметь. Тут тоже LinkedIn сделал многое, шагнув навстречу пользователям, но для людей, которые только-только входят в мир цифровых технологий его интерфейс сложноват, а ценность - неоднозначна.

Причина номер четыре. Отсутствие реального стимула делиться умениями и знаниями. Главный стимул для участия в профессиональных сообществах - это создание явной и однозначно привязанной к реальному человеку профессиональной репутации, которая может быть конвертирована в материальные блага. Да, энтузиазм - дело очень хорошее, и бескорыстность прекрасно влияет на карму. Но реальные сообщества могут держаться на энтузиастах, но наполняются профессионалами. Только вот делиться наши люди не очень любят - глядишь, будешь много делиться, тебя быстро подсидит более удачливый коллега! Поэтому информацию придерживают, ею делятся только в условиях более или менее стабильного профессионального окружения, и очень-очень дозированно. Для того, чтобы получить представление о том, насколько это влияет на жизнь профессиональных сообществ, сравните активность ресурсов, связанных с хобби, и профессиональных ресурсов. Там, где рыбную ловлю обсуждают любители, кипит активная жизнь, в то время как форумы корпоративных рыболовов, еле-еле коптят. Почему? Да потому! Кому это надо, бесплатно решать чьи-то рабочие вопросы? Согласен, пример я привел несколько ядовитый (профессиональных рыболовов намного меньше, чем рыбаков-любителей), но мысль, я думаю, вы вполне поняли. Позиция специалиста должна зависеть от его репутации в профессиональном сообществе, а не от уровня его родственных связей, пусть не во всех случаях, но в большинстве! Вот тут LinkedIn ничем помочь не может, увы.

Так что отвечая на вопрос, вынесенный в заголовке, я могу сказать следующее. LinkedIn многое сделал для того, чтобы стать средой для создания профессиональных сообществ, но ему еще есть куда развиваться в данном направлении. Пока он в полной мере не стал профессиональной социальной сетью, но он ближе своих конкурентов к таковой. С другой стороны, реальная потребность пользователей иметь такую сеть пока не набрала некую "критическую массу", которая бы заставила активно искать и использовать соответствующие глобальные сетевые ресурсы. Но процесс уже идет в этом направлении!

воскресенье, 8 сентября 2013 г.

Покупка Microsoft мобильной Nokia - зачем и почему?

Покупка Microsoft мобильного подразделения Nokia наводит на интересные размышления. С одной стороны, подобное приобретение не удивляет - Microsoft строит полную вертикаль своих программных решений, от мобильных телефонов и планшетов до переносных и стационарных компьютеров с серверами. В этом контексте понятно приобретение своего производителя смартфонов, и я не удивлюсь, если Microsoft возьмет, да и купит какой нибудь Dell или HP (ну или сольется с ними в смертельно-дружественных объятиях слияния-поглощения) и начнет производить не только свои телефоны, но и свои рабочие места и сервера. А почему нет? Вон Oracle купил, и производит. А IBM наоборот, свои мощности и технологии по продаже персональных ЭВМ продал китайской компании Lenovo.

Так что все-таки произошло с Nokia и что происходит с Microsoft?  Сотни аналитиков уже написали свое мнение по этому поводу, и каждый любопытный ИТ-шник уже высказался в дружеском кругу. Позволю себе высказаться и я.

Мобильная Nokia (далее по тексту я буду говорить просто - Nokia.  Конечно, я в курсе, что у Nokia eсть еще масса других активов, и мобильное подразделение - совсем не главное. Но сейчас речь пойдет именно о нем) долго если не доминировала, то играла исключительно заметную роль на рынке. Практически в каждой семье остались честно отработавшие свое, но все еще работоспособные сначала Siemens, а потом - Nokia.  Причем Nokia явно больше, потому что и в эпоху активной деятельности Siemens Nokia уже была и очень активно боролось. Потом Siemens сдулся, и большую часть его потребителей переманили на свою сторону изобретательные старательные финны. Не хочу сказать, что на рынке были только они - был и Alcatel, и масса других производителей. Но, думаю, никто не будет спорить с тем, что именно Siemens и Nokia были флагманами.

А потом, постепенно, Nokia допустила принципиальную и фатальную, на мой взгляд, ошибку - она проморгала Android, сосредоточившись сначала на своих Symbian, а потом - на чем попало, включая Windows. Nokia потеряла ориентиры и начала метаться, как, впрочем, и Microsoft. Но о Microsoft - ниже, там несколько другая история и причина метаний.

А вот почему Nokia проморгала Android? Это для меня загадка. Думаю, что она его, Android, просто недооценила. Она (вернее, ее аналитики и управленцы) недооценили не только гадкого утенка, которым был Android в своих первых реализациях, но и решимость Google довести его до чего-то удобоваримого и решимость китайцев заработать на нем денег. Nokia просто ошиблась, считая, что будет вне конкуренции со своим компактным и намного менее энергоемким и прожорливым Symbian. Эта самоуверенность и стала, я думаю, причиной той фатальной череды ошибок, которая закончилась уходом Nokia с мобильного рынка в виде самостоятельной компании.

А что же Microsoft? Эти тоже потеряли ориентиры, но по другой причине. Я думаю, что Microsoft так и не понял до сих пор, кто они такие - ИТ-корпорация или производитель бытовой техники? В наше время практически невозможно делать и то, и другое. Посмотрите на Sony - они делают компьютеры, телевизоры и фотоаппараты. Но Sony не позиционирует себя как ИТ-компанию, которая делает программное обеспечение или даже более того, формируют ИТ-ландшафт. В наше время есть две компании, которые определяют этот ландшафт: IBM и Apple. При этом обе эти компании дополняют друг друга - IBM определяет корпоративные и инфраструктурные тенденции, а Apple - тенденции в части потребительского отношения к ИТ-продукции. О том, почему именно эти две компании - как нибудь в другой раз, это тема отдельной большой статьи. Так вот, Microsoft так и не понял: кто он? Если он - корпоративная компания, ориентированная на консервативные тенденции и создание программной инфраструктуры у которой длительный срок жизни и эксплуатации, то тогда заигрывания с игровыми консолями (да простит читатель мне этот неуклюжий каламбур!) совершенно неуместны, как и пропихивание Windows на телефоны. Тогда надо именно этим и заниматься - делать долгоживущие программные продукты, серьезно менять подход к тестированию и разработке ПО, четко позиционировать свои направления развития (ибо корпоративные управленцы страсть как любят делать вид, что они понимают, куда дует ветер). А если уж полезли на рынок бытовых потребительских устройств, то убирайте свои аттестации, о которых Голубицкий написал в КомпьюТерре (здесь), снимайте галстуки, объясняйте, что ваши продукты не намного надежнее Линуксовых (а иногда - и менее надежны), и что вы ориентированны на частных пользователей и быструю смену ПО.

Microsoft же честно пытался "и невинность соблюсти, и капитал приобрести". Они пытались играть одновременно и по почти корпоративным правилам, и по правилам "потребительского ПО". Microsoft падает потому, что он неправильно понимает, какое у него место в нынешнем мире и в мире будущего. Он проиграл свою борьбу не только Apple, но и IBM. Почему проиграл IBM - понятно, не те ресурсы и непонятно с позиционированием. А почему проиграл Apple - тоже понятно, не было идеи и все те же проблемы с позиционированием.

Так что мы теперь все видим, как один аутсайдер съел другого аутсайдера в надежде, что от съеденного у него откроется второе дыхание. Не откроется. Microsoft не разорится и не исчезнет - он для этого слишком богат и он много и успешно работал раньше. Но он никогда больше не будет лидером. Он просто будет "одним из...". И это не страшно, может быть, это даже пойдет на пользу компании и индустрии в целом. Может быть, выбыв из гонки за лидерство, Microsoft сосредоточится на качестве своего ПО. А Nokia... Ну что Nokia, будет себе существовать в каком-то виде, может, даже вернет себе немного рынка среди фанатичных приверженцев "окошек". Это ведь тоже неплохо, верно? Плюрализм, мультивендорность и все дела...

суббота, 7 сентября 2013 г.

О цене и ценности информации

Буквально пару дней назад IBM представляло в России новый мейнфрейм - BC12. Приличная машинка, к ней никаких вопросов не возникает, очередной шаг в развитии платформы. Но поговорить хотелось бы не об этом. На встрече неоднократно звучала следующая цифра - за последние пару-тройку лет объем информации в Сети удвоился. Задумайтесь на секунду! Уже пару лет назад в Сети лежали основные произведения литературы и науки, основные фильмы и музыка, созданные за пару сотен последних лет. Откуда это удвоение? Что, цивилизация обнаружила скрытые библиотеки и музыкальные хранилища и бросилась их оцифровывать? Или народ массово начал писать в личные и общественные веб-журналы?

Нет, конечно. Ответ на вопрос «что за инфрормация валится в Сеть в количествах, равных тому, что уже в ней хранится», прост. Доступность Интернета, мощность носимых устройств и развитие средств хранения и передачи данных привели к тому, что мы порождаем данные просто потому, что существуем. Мы общаемся через Сеть - и порождаем данные. Нам нравится чье-то фото - мы щелкаем по кнопке «Like» - и порождаем данные. Мы фотографируем любимых женщин, детей, собак и машины на доступную теперь для всех цифровую камеру - и почти автоматически загружаем фото в Сеть.  Мы ездим в метро, передвигаемся на автомобиле - и камеры неутомимо пишут изображение, сохраняя его на корпоративные устройства хранения данных. Мы живем - и создаем поток данных, и чем дальше, тем больший поток данных мы создаем.

Это сравнимо с тем, как наша цивилизация потребляет вещественные ресурсы - ископаемые, воду, воздух. Мы существуем - и перерабатываем вещества из одних в другие, высвобождая нужную нам для существования энергию. И часть этой энергии мы теперь тратим на создание, хранение и обработку информации.

И тут подспудно возникает новый вопрос - а как быть с ценностью информации? Информацию нельзя накапливать и хранить вечно. Она, как любая сущность, имеет как ценность и цену - это цена хранения и обработки. Цену хранения можно достаточно легко оценить, она постоянно падает, но с такими темпами роста количества информации, которые мы имеем сейчас, даже с постоянно падающей ценой хранения мы рискуем вылететь в трубу. От мусора, в том числе и информационного, нужно избавляться, освобождая ресурсы, используемые для его хранения и обработки. Это как и в вещественном мире - вторичная переработка. Однако, как и с вещественным миром, в мире инфрормации есть понятие «относительной ценности». Как и вещи, которые являются мусором для одних, и обладают ценностью для других, информация, совершенно незначащая ничего для одних, может быть ценна для других. У информации нет объективной ценности, эта ценность всегда субъективна. Как и ценность вещей, кстати. Но с вещами худо-бедно научились разбираться, вещественный мусор перерабатывают с разной степенью успешности, антиквары делают свой бизнес на том, что для кого-то является мусором, и само существование проблемы вторичной переработки отходов уже не вызывает ни у кого сомнения.

А вот с информацией все намного хуже. О проблеме определения ценности информации, выработке общественно-приемлемых подходов к определению понятия «информационный мусор» мы даже еще не подошли. Информация хранится, пока хватает ресурсов ее хранить. А потом - чистая лотерея. Ее или теряют, или преобразовывают, или перемещают куда-то. Но в головах людей мысли о том, что информация, как и нечто вещественное, должна быть окружена культурой обращения с ней, пока нет. Ценность информации определяеся хаотически и неизвестно кем (а зачастую - практически никем). Мы накапливаем, сваливаем, храним и теряем информацию как попало и где попало, неся при этом постоянные, огромные (возможно  - неоценимые) потери ресурсов, вещественных и энергетических.

Я думаю, что от создания баланса между ценностью информации и ценой ее хранения и обработки зависит не только будущее ИТ-индустрии, но и общества в целом. В противном случае мы рискуем просто растратить наши ресурсы на малозначащие «лайки» и хэш-тэги, чего бы очень не хотелось.